Сайт Советов

Сайт Советов

–>

–> –> –>Меню сайта –>

–>

Советы садоводам [51]
Советы дачнику [26]
Цветы в саду [17]
Комнатные растения [2]
Лечебные растения [3]
Вопросы садоводов [6]

–>

Ромашка красная

Выращивание, размножение, фото.

Ромашка красная – пиретрум красный (а есть еще ромашка розовая). Очень любимое цветоводами растение. Родом с Кавказа, но это не мешает ему прекрасно чувствовать себя в цветниках других климатических зон. Чтобы цвести каждый год, пиретрум не требует много внимания. За два столетия после введения его в культуру успел адаптироваться даже к жаре.

Садовые формы и сорта, произошедшие от дикорастущего вида, получили название пиретрум гибридный. Среди них можно найти пиретрумы с махровыми розовыми, темно-красными и даже белыми цветами.

Ромашка красная – многолетнее корневищное растение с рассеченными перистыми листьями и одиночными цветочными корзинками на длинных цветоносах. Соцветия-корзинки до 8 см в диаметре с желтыми трубчатыми и розовыми, темно-розовыми, красными, темно-красными, реже — белыми язычковыми цветками. Зацветает пиретрум в конце весны и, если стоит нежаркая погода, может цвести несколько недель.

Место для пиретрума выбирают хорошо освещенное или слегка затененное. Будет расти и в тени, но вытянется. К почвам не требователен, но глинистые перед посадкой необходимо улучшить: внести речной песок, компост. На тяжелых почвах, особенно в пониженных местах, затопляемых весной или во время зимних оттепелей, пиретрум долго не живет. Не подходят для пиретрума и бедные песчаные почвы. Зато на плодородных он чувствует себя прекрасно, выглядит в период цветения эффектно. Часто поливать и удобрять пиретрум не надо: в природе он привык к спартанским условиям. Укрывать на зиму не только не нужно, но противопоказано: под укрытием корневище может выпреть.

Красная ромашка в цветнике ведет себя интеллигентно: самосев дает редко, корневище сильно не разрастается. Это, с одной стороны, радует, а с другой, заставляет думать о том, чтобы растение не исчезло из цветника. Если есть необходимость пересадить взрослое растение пиретрума, сделать это можно и весной, и летом, и осенью. Важно только выкопать так, чтобы земля с корней не осыпалась.

Ромашка красная размножение

Размножается красная ромашка делением куста, корневыми и зелеными черенками, семенами. Делят кусты один раз в четыре года. Лучше это делать не весной, а в начале осени, когда уже не очень жарко, но еще есть время на то, чтобы растение хорошо укоренилось до наступления холодов. Высаживают деленки через 30-45 см друг от друга (в зависимости от компактности сорта). Регулярно поливают. Корневые и стеблевые черенки можно укоренять все лето, если создать им влажные и не очень жаркие условия.

Несложно вырастить пиретрум из семян. Если их в купленном пакетике немного, лучше посеять в марте-апреле на подоконнике или под пленку на дугах в саду. Стратификации семена пиретрума не требуют и всходят довольно быстро, если создать им благоприятные условия (температура около 20 градусов). Правда, всхожесть у семян невысока — взойдет примерно половина. Поэтому посеять можно погуще, а потом распикировать сеянцы. Высаживают рассаду пиретрума в открытый грунт в мае — после предварительного закаливания. Несколько дней высаженные растения притеняют от яркого солнца.

Не успели вырастить рассаду? Посейте пиретрум сразу в саду. Если вы позаботитесь о том, чтобы почва до всходов была все время влажной, семена хорошо взойдут. В первый год образуется розетка листьев. А на следующий год вы увидите в своем саду цветущий пиретрум. При хорошем уходе может зацвести в год посева.

Пиретрум украсит любой цветник. Но особенно эффектны рядом с нивяником обыкновенным (цветут они в одно время). Только следите за тем, чтобы нивяник, который дает обильный самосев, со временем не выжил пиретрум. В соседи к этим двум растениям можно оп-ределить мак восточный, колокольчик персиколистный.

Пиретрум — растение инсектицидные: оно содержит вещества, убийственные для вредных насекомых. Для человека и животных они не опасны.

Два стихотворения поэта Мусы Джалиля

Дорогие сплетницы, решила написать два своих любимых стихотворения, считаю что они заслуживают вашего внимания, так сказать для беглого знакомства с нашим татарским поэтом, от этих строк слезы на глазах, впрочем читайте сами.

Они с детьми погнали матерей
И яму рыть заставили, а сами
Они стояли, кучка дикарей,
И хриплыми смеялись голосами.

У края бездны выстроили в ряд
Бессильных женщин, худеньких ребят.
Пришел хмельной майор и медными глазами
Окинул обреченных. Мутный дождь

Гудел в листве соседних рощ
И на полях, одетых мглою,
И тучи опустились над землею,
Друг друга с бешенством гоня.

Нет, этого я не забуду дня,
Я не забуду никогда, вовеки!
Я видел: плакали, как дети, реки,
И в ярости рыдала мать-земля.

Своими видел я глазами,
Как солнце скорбное, омытое слезами,
Сквозь тучу вышло на поля,
В последний раз детей поцеловало,

В последний раз.
Шумел осенний лес. Казалось, что сейчас
Он обезумел. Гневно бушевала
Его листва. Сгущалась мгла вокруг.

Я слышал: мощный дуб свалился вдруг,
Он падал, издавая вздох тяжелый.
Детей внезапно охватил испуг,
Прижались к матерям, цепляясь за подолы.

И выстрела раздался резкий звук,
Прервав проклятье,
Что вырвалось у женщины одной.
Ребенок, мальчуган больной,

Головку спрятал в складках платья
Еще не старой женщины. Она
Смотрела, ужаса полна.
Как не лишиться ей рассудка!

Все понял, понял все малютка.
– Спрячь, мамочка, меня! Не надо умирать!
Он плачет и, как лист, сдержать не может дрожи.
Дитя, что ей всего дороже,

Нагнувшись, подняла двумя руками мать,
Прижала к сердцу, против дула прямо.
– Я, мама, жить хочу. Не надо, мама!
Пусти меня, пусти! Чего ты ждешь?

И хочет вырваться из рук ребенок,
И страшен плач, и голос тонок,
И в сердце он вонзается, как нож.
– Не бойся, мальчик мой. Сейчас вздохнешь ты вольно.

Закрой глаза, но голову не прячь,
Чтобы тебя живым не закопал палач.
Терпи, сынок, терпи. Сейчас не будет больно.

И он закрыл глаза. И заалела кровь,
По шее лентой красной извиваясь.
Две жизни наземь падают, сливаясь,
Две жизни и одна любовь!

Гром грянул. Ветер свистнул в тучах.
Заплакала земля в тоске глухой,
О, сколько слез, горячих и горючих!
Земля моя, скажи мне, что с тобой?

Ты часто горе видела людское,
Ты миллионы лет цвела для нас,
Но испытала ль ты хотя бы раз
Такой позор и варварство такое?

Страна моя, враги тебе грозят,
Но выше подними великой правды знамя,
Омой его земли кровавыми слезами,
И пусть его лучи пронзят,

Пусть уничтожат беспощадно
Тех варваров, тех дикарей,
Что кровь детей глотают жадно,
Кровь наших матерей.

Луч поляну осветил
И ромашки разбудил:
Улыбнулись, потянулись,
Меж собой переглянулись.

Ветерок их приласкал,
Лепестки заколыхал,
Их заря умыла чистой
Свежею росой душистой.

Так качаются они,
Наслаждаются они.
Вдруг ромашки встрепенулись,
Все к подружке повернулись.

Эта девочка была
Не как все цветы бела:
Все ромашки, как ромашки,
Носят белые рубашки.

Все — как снег, она одна,
Словно кровь, была красна.
Вся поляна к ней теснилась: —
Почему ты изменилась?

— Где взяла ты этот цвет?
А подружка им в ответ:
— Вот какое вышло дело.
Ночью битва здесь кипела,

И плечо в плечо со мной
Тут лежал боец-герой.
Он с врагами стал сражаться,
Он один, а их пятнадцать.

Он их бил, не отступил,
Только утром ранен был.
Кровь из раны заструилась,
Я в крови его умылась.

Он ушел, его здесь нет —
Мне одной встречать рассвет.
И теперь, по нем горюя,
Как Чулпан-звезда горю я.

Муса Джалиль “Красная Ромашка”

Здесь представлено прекрасное произведение Мусы Джалиля о Великой Отечественной Войне с перводом на русский и английский язык

Скачать:

Вложение Размер
musa_zhlil.doc 34.5 КБ

Предварительный просмотр:

Муса Җәлил «Кызыл Ромашка»

Муса Джалиль « Красная Ромашка»( перевод Ю. Кушака )

Musa Jalil «The Red Ox-Eye Daisy» ( перевод С. Валеевой )

Иртәнге таң нурыннан
Уянды ромашкалар.
Елмаеп, хәл сорашып,
Күзгә-күз караштылар.

Лишь лучи лугов коснулись –

Все ромашки встрепенулись,

На подруг глядят с любовью:

The sunrays lit the dark night sky.
Quickly all the stars said “Bye!”
Flower sweet dreams time was up.
Ox-eye daisies gave a start.
“Morning!” – “Morning! How are you?

Flower friends! I love you!”

Назлады җил аларны
Тибрәтеп ак чукларын,
Таң сипте өсләренә
Хуш исле саф чыкларын.

Тихо гладит на рассвете
Лепестки ромашек ветер,
И заря росою чистой
Осыпает луг душистый.

At dawn the wind caresses
Daisies petals tender dresses.
Morning daybreaks sprinkling dew.
Drops are pure, they are few.

Чәчкәләр, кәефләнеп,
Җай гына селкенделәр.
Ьәм кинәт шунда гаҗәп
Бер яңа хәл күрделәр.

Что за счастье — так качаться,
Невзначай подруг касаться!
Только вдруг случилось что-то,
На цветы легла забота:

Daisies heads are happy swaying.
They are kissing. They are waving.
“But what’s the matter?
Let us stop the morning chatter!

Ерак түгел моңаеп
Утыра ромашка кызы,
Тик чуклары ак түгел,
Кан шикелле кып-кызыл.

Это девочка-ромашка
Загрустила — вот бедняжка!
Не белы её обновы,
Лепестки её багровы .

Look! Our flower friend is sad.
She isn’t white, her dress is red.

Ромашкалар бар да ак,
Аерылмый бер-береннән;
Ничек болай берүзе
Ул кызылдан киенгән?

Как одна, ромашки луга
Все похожи друг на друга.
Отчего ж оделась эта
В лепестки иного цвета?

We are as like as two peas.
What has happened? Tell us please

Әйттеләр: «Син, сеңелкәй,
Ник үзгәрдең? Нишләдең?
Нигә кызыл чукларың?
Нидән алсу төсләрең?»

Окружили всей гурьбою:
— Что же, девочка, с тобою?
Мы белы, а ты багряна,
Это странно, очень странно.

We are white and you are red.
It is strange!” – the daisies said.

Әйтте кызыл ромашка:
«Төнлә минем яныма
Ятып батыр сугышчы
Атты дошманнарына.

И ромашка им сказала:
— В страхе я всю ночь
дрожала.
Здесь солдат в разгаре боя
Защитил меня собою.

The flowers answer was like that:
“All the night I was afraid.
There was a battle here
And the soldier without fear
Protected me with his wide chest.
No doubt, he did his best.

Ул берүзе сугышты
Унбиш укчыга каршы;
Чигенмәде, тик таңда
Яраланды кулбашы.

На рассвете вражьи пули
По плечу его хлестнули,
Но не чувствовал он боли,
Все враги остались в поле!

So the soldiers arm was lashed
By the enemy bullets splash.
But hi didn’t feel the pain
And fought under bullets rain.
Fortunately, he was not killed.
Fifteen enemies were laid on field.

Аның батыр ал каны
Тамды минем чукларга.
Минем кызыл күлмәгем
Бик охшады Чулпанга.

Лепестки мои багряны —
Это кровь его из раны,
Я в кумач теперь одета,
Как Чулпан — звезда
рассвета.

I am red of soldiers blood.
That’s why I’m so very bright.
I’m in the red flag bunting,
Like the star Chulpan I’m sparkling.

Егет китте, мин калдым
Канын саклап чугымда,
Көн дә аны сагынып
Балкыйм мин таң нурында».

И пошёл он снова биться.
Кровь его во мне струится,
Алой звёздочкой горю я,
На заре о нём тоскуя.

My soldier fights again, I see.
But I am proud, his bloods in me.
I’m twinkling, twinkling like a star.
Miss you, soldier, you are far”.

“. Жить так, чтобы и после смерти не умирать”

15 февраля 2016 года мы отметили 110 лет со дня рождения сына татарского народа, поэта Мусы Джалиля.

Я нашла в своей домашней библиотеке сборник стихов Мусы Джалиля « Красная ромашка», книга издана более 30 лет назад, бумага желтая, но когда начинаешь ее читать, забываешь про это. Это наиболее полное издание произведений поэта, но кроме этого здесь и автобиография Мусы Джалиля, его письма, воспоминания о нем и даже его завещание.

Прочитав книгу, понимаешь, что за сухими строчками биографии поэта в Википедии открывается короткая, но полная событий жизнь смелого и талантливого человека.

О нем, как о любом человеке можно писать: родился, учился в медресе, затем комсомол, литературный институт, творчество, семья, дочка…

. Но есть дата, которая разделила жизни миллионов людей на до и после. 22 июня 1941 года. По зову Родины Муса Джалиль становится в ряды ее защитников.
Уходя на войну, поэт, прощаясь с друзьями и близкими, пишет стихотворения “Разлука”, “Прощай, моя умница”
. “… Чтоб нашего счастья врагам не отдать,
Тебя я покинул, родная…
Я – раненный – грудью вперед упаду,
Дорогу врагу преграждая.
Спокоен и радостен будет мой сон,
Коль жизнь подарю я отчизне,
А сердце бессмертное в сердце твоем
Забьется, как билось при жизни
Прощай, моя умница.
Этот привет
Я с ветром тебе посылаю,
Я сердце тебе посылаю свое,
Где пламя не меркнет, пылая.»

Уже с июля 1942 года от него престали приходить письма его родным и знакомым, перестали поступать в редакцию газет и журналов его стихи. Джалиль пропал без вести. Нет, не мог он просто пропасть . И, действительно, через много лет люди узнали правду о Мусе Джалиле. Но по его стихам можно было проследить его путь.
В стихотворении “Волшебный клубок”, написанном за несколько месяцев до казни, Джалиль говорил:

Как волшебный клубок из сказки,
Песни — на всем моем пути.
Идите по следу до самой последней,
Коль захотите меня найти!

И идут люди по следам его песен, его стихов, чтобы найти в них
подробности героической жизни поэта, расшифровать последние страницы
биографии.

Что делать?
Отказался от слова,
От последнего слова друг-пистолет.
Враг мне сковал полумертвые руки,
Пыль занесла мой кровавый след.

Так писал Джалиль в июле 1942 года. Значит, Муса был тяжело ранен и его, обессиленного, захватили враги. Действительно, именно в это время на Волховском фронте шли неудачные для нас бои.
А потом были такие стихи:

Бараков цепи и песок сыпучий
Колючкой огорожены кругом.
Как будто мы жуки в навозной куче:
Здесь копошимся. Здесь мы и живем.

Это описан лагерь для военнопленных, в котором томился Джалиль, откуда с надеждой глядел на далекий лес, где, он знал, скрываются партизаны.

Там на ночь, может быть, товарищ “Т”
Большое дело замышляет,
И чудится — я слышу в темноте,
Как храбрый саблю направляет.

В стихах высказываются затаенные мысли:

Только одна у меня надежда:
Будет август. Во мгле ночной
Гнев мой к врагу и любовь к отчизне
Выйдут из плена вместе со мной.

Теперь нам известно, что в августе Джалиль хотел поднять
восстание в лагере, но ему это не удалось.
Тянулись долгие месяцы следствия, допросов, пыток. Но ничто не могло сломить воли поэта и его сподвижников. Суд над группой Джалиля состоялся в марте 1944 года. Однако почти полгода томились они еще в камерах смертников, с часу на час ожидая казни
Джалиль всем своим существом ненавидел фашизм. С горьким упреком писал он о стране Алман — о гитлеровской Германии.

И это страна великого Маркса?!
Это бурного Шиллера дом?!
Это сюда меня под конвоем
Пригнал фашист и назвал рабом?!

И стенам не вздрогнуть от “Рот фронта”?
И стягу спартаковцев не зардеть?
Ты ударил меня, германский парень,
И еще раз ударил. За что? Ответь!


«Перед приговором» , 1954 г. художник Якупов Х.А.

Муса Джалиль был казнён на гильотине 25 августа 1944 года в тюрьме Плётцензее в Берлине.

Не преклоню колен, палач, перед тобою,
Хотя я узник твой, я раб в тюрьме твоей.
Придет мой час – умру. Но знай: умру я стоя,
Хотя ты голову отрубишь мне, злодей.

В 1946 году МГБ СССР завело розыскное дело на Мусу Джалиля. Он обвинялся в измене Родине и пособничестве врагу. В апреле 1947 года имя Мусы Джалиля было включено в список особо опасных преступников.
Весть о поэте принесли и советские солдаты, штурмовавшие Берлин и захватившие тюрьму Моабит. Во дворе, среди разных бумаг, они нашли вырванную из какой-то книги страницу, на которой было написано:

“Я, татарский поэт Муса Джалиль, заключен в Моабитскую тюрьму за политическую работу против фашистов и приговорен к смертной казни. “

Сама по себе эта записка уже служила свидетельством того, что поэт и в плену не сложил оружия, остался верен своему воинскому долгу. Затем на одном из блокнотов со стихами Джалиля обнаружили надпись, сделанную его рукой:

“Другу, который умеет читать по-татарски и прочтет эту тетрадку. Это написал известный татарскому народу поэт Муса Джалиль. Испытав все ужасы фашистского концлагеря, не покорившись страху сорока смертей, был привезен в Берлин. Здесь он был обвинен в участии в подпольной организации, в распространении советской пропаганды. и заключен в тюрьму. Его присудят к смертной казни. Он умрет. Но у него останется 115 стихов, написанных в заточении. Он беспокоится за них. Если эта книжка попадет в твои руки, аккуратно, внимательно перепиши их набело, сбереги их и после войны сообщи в Казань, выпусти в свет как стихи погибшего поэта татарского народа. Это мое завещание. Муса Джалиль. 1943. Декабрь”.

В 1946 бывший военнопленный Нигмат Терегулов принёс в Союз писателей Татарии блокнот с шестью десятками стихов Джалиля. Через год из советского консульства в Брюсселе пришла вторая тетрадь. Из Моабитской тюрьмы её вынес бельгийский участник Сопротивления Андре Тиммерманс. Он сидел в одной камере с Джалилем в Моабитской тюрьме. В их последнюю встречу Муса сказал, что его и группу его товарищей-татар скоро казнят, и отдал тетрадь Тиммермансу, попросив передать её на родину.
Был ещё один сборник стихов из Моабита, его привёз бывший военнопленный Габбас Шарипов. Терегулов и Шарипов были арестованы. Терегулов погиб в лагере. Габбас Шарипов отбыл наказание (10 лет), затем жил в Волгоградской области.
В январе 1946 года в советское посольство в Риме турецкий подданный татарин Казим Миршан принёс ещё одну тетрадь. Сборник отправлен в Москву, где след его потерялся. Сборник передали в министерство иностранных дел, затем в МГБ, затем в СМЕРШ. C 1979 поиски этих тетрадей не дали результатов
В тюрьме он создал 115 поэтических произведений Первая моабитская самодельная записная книжка размером 9,5×7,5 см содержит 60 стихотворений. Второй моабитский блокнот — тоже самодельная записная книжка размером 10,7×7,5 см. В ней содержится 50 стихотворений. Эти тетради хранятся в Государственном объединенном музее Республики Татарстан. До сих пор неизвестно, сколько же было всего тетрадей.

«Моабитская тетрадь» попала в руки поэту Константину Симонову, который организовал перевод стихов Джалиля на русский язык, снял клеветнические наветы с поэта и доказал патриотическую деятельность его подпольной группы. Статья К. Симонова о Мусе Джалиле была напечатана в одной из центральных газет в 1953 году, после чего началось триумфальное «шествие» подвига поэта и его товарищей в народное сознание. Немалую роль в реабилитации Мусы Джалиля сыграл и его друг, писатель Гази Кашшаф.
В 1956 году посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза, в 1957 году стал лауреатом Ленинской премии. В 1966 году отмечался первый юбилей поэта, организованный в колхозе, названном его именем, на его родине, в селе Мустафино, где присутствовали многие знаменитые писатели и родственники из разных стран.

Открыты памятники поэту в Моске и Казани и еще в 9 городах России, ег имя носит маленький город и театр, улиц, библиотеки и школы.
Он живет в своих стихах, живет в благодарной памяти современников.